Лофт в бывшем здании Кадашевских бань, 148 м²

Запись от:admin Опубликовано:Фев 27,2018

Дизайнеры бюро BHD-Studio оформили квартиру для молодой девушки, которая мечтала об экологичном лофте с нотками Азии. 

Дизайнеры Екатерина Нечаева и Ирина Маркман познакомились в 2012 году во время обучения в школе “Детали”. По окончании курса они решили работать вместе и основали дизайн-бюро BHD-Studio. 

Ирина Маркман, Нина Целева, Татьяна Смирнова, Павел Осипов, Екатерина Нечаева.

Заказчица, молодая девушка, нашла дизайнеров через общих знакомых и обратилась к ним с просьбой оформить ее лофт в здании бывших Кадашевских бань, ­построенном в 1905 году.

Зона гостиной. Диван, B&B Italia. Подушки на диване сделаны по эскизам дизайнеров. Столик, Maxalto; ковер, Golran. Пол, Finex; табурет, Leform; винтажное кресло 1950-х годов; стулья, Casamania. Отдельно стоящий стеллаж сделан по эскизам дизайнерам. Кухня Loft от Marchi Group. Граффити сделаны First Graffiti Agency, художник Елисавета Жилкина. Декоративный свет, Lasvit; стол, Les Furniture.

Хозяйка сразу высказала свои пожелания по цветовой гамме и общей стилистике: это должен быть лофт; открытая планировка; много дерева и растений; бирюзовый и голубой цвета в гостиной, цвет фуксии в спальне; большая ванна у кровати и обязательно граффити на стенах. “Пространство само по себе сложное: мансарда, полезной площади мало, перед нами стояла непростая задача — вместить множество функциональных зон и оснастить технически. Мы понимали, что с данной задачей грамотнее справится архитектор, поэтому пригласили к сотрудничеству своего преподавателя из школы “Детали” Татьяну Смирнову и ее коллегу, архитектора Павла Осипова. Отвечать за реализацию проекта пригласили Нину Целеву из бюро “Артформа” — у нее большой опыт ведения таких сложных проектов с технической точки зрения.

Диван B&B Italia. Картина Дарьи Семеновой, галерея Art & Brut. Стол, Maxalto; ширма, Arteriors; ковер, Golran. Стеллаж сделан по эскизам дизайнеров. Пол, Finex; табурет из Leform; винтажное кресло 1950-х годов.

Собирать воедино разрозненное пространство Нечаева и Маркман решили при помощи единообразных деталей, появляющихся в разных местах в квартире. Например, один и тот же элемент — деревянный брусок, зажатый между двумя металлическими рейками, — берет свое начало в вешалке на входе, продолжается в качестве разделительного элемента в зеркалах, находит отражение во встроенной мебели гостиной, немного трансформируясь, переходит в приватную часть и завершает свое движение по пространству в отдельно стоящем стеллаже, спроектированном дизайнерами специально для этого проекта.

Зона гостиной. Диван, B&B Italia. Подушки на диване сделаны по эскизам дизайнеров. Столик, Maxalto; ковер, Golran. Системы хранения сделаны на заказ по эскизам дизайнеров. Картина художницы Дарьи Семеновой из галереи Art & Brut.

Второй общий элемент — металлический швеллер (он же выполняет роль плинтуса), на котором возводили перегородки, — подсмотрели в общест­венных зонах дома.

Кресло, AL7, Италия, 1950‑е годы, в обновленной обивке; табурет, Leform; ковер, Golran. Картина художника Зорикто Доржиева.

Большую часть мебели сделали на подмосковных фабриках по эскизам дизайнеров. Покупать готовую не представлялось возможным, ведь скошенный потолок мансарды диктует свои условия — сокращает функциональное пространство почти в два раза. Но образ жизни заказчицы об­легчил задачу дизайнеров: девушка любит сидеть на полу, на низких диванах и курить кальян, валяясь на топчане. Поэтому всю низкую мебель расставили в зоне ската крыши — можно сидеть, не опасаясь удариться головой о потолок.

Вид на прихожую и зону столовой. Стол из слэба каштана, Les Furniture; стулья, Casamania; светильники над столом, Lasvit; посуда, HomeNoir; полы, Finex.  ­Круг­лый стеллаж на переднем плане сделан по эскизам дизайнеров.

Хозяйка квартиры часто приглашает гостей, они играют в настольные игры, и нужен был большой стол. Его сделали на заказ из слэба каштана, дополнив яркими стульями. Еще на первой встрече заказчица обозначила, что граффити — неотъемлемая часть квартиры, и задала сюжет: в нем должны были фигурировать три жирафа и девочка. Два художника пробовали реализовать этот замысел, но все было не то. “Она поняла, что никто не может воплотить идею с жирафами так, как хочется ей, это утопично, и попросила нарисовать горы и девочку, глядящую вдаль. 

Зона кухни. Кухня, Marchi Cucine; техника, Smeg; барные стулья, Rolf Benz; стол из слэба каштана, Les Furniture; стулья, Casamania; светильники над столом, Lasvit; посуда, HomeNoir. Граффити нарисовала художница Елисавета Жилкина.

В ЦДХ хозяйка нашла картину Зорикто Доржиева, которая ей очень понравилась: на ней как раз изображена девочка, смотрящая вдаль. Поэтому на граффити в гостиной мы оставили только горы, — рассказывает Екатерина Нечаева. — А граффити на стене в спальне утвердили с первого раза: там изображен мужчина, он обнимает женщину, сидящую у него на коленях. Вот здесь был тонкий момент, чтобы не свалиться в вульгарность, но ­художница все в итоге сделала правильно”.

Кровать и пристенная система хранения выполнены на заказ по эскизам дизайнеров. Винтажный ковер и подушки куплены на выставке Maison & Objet. Напольный светильник, Pulpo; постельное белье, Stockmann; покрывало, Lelin Studio.

В этой квартире нет привычных горшков с растениями, хозяйка хотела стену из мха, но дизайнеры предложили ей более интересный вариант озеленения — специальную конструкцию из горшков, вмонтированную в стену, с системой автоматического полива, которая спрятана за зеркалом в хозяйской ванной. Стены решили отделать керамическими панелями Arch-Skin, новым материалом, который превосходит по износостойкости штукатурку.

Кровать и встроенная мебель по эскизам дизайнеров. Текстиль, Lelin; светильник, Pulpo; пол, Finex. Винтажный ковер раздобыли в Париже.

С технической стороны проект не менее интересен: так как здание Кадашевских бань реставрировали с прицелом под бизнес-центр, то систему вентиляции и шумоизоляции, подходящую для жилья, не сделали. Татьяна Смирнова придумала все коммуникации убрать в пол, а дизайн вентиляционных решеток подсмотрела в московском метро. Почти все перегородки в помещении не доходят до потолка — архитектор сделала это намеренно, чтобы не лишать квартиру воздуха и ощущения открытого пространства.

Зона спальни. Граффити нарисовала художница Елисавета Жилкина. Винтажный ковер и подушки куплены на выставке Maison & Objet.

Аксессуары собирали по всему свету. Винтажные ковер и подушки в спальне нашлись на выставке Maison & Objet в Париже, аксессуары в изголовье кровати Екатерина купила на барахолке в Бангкоке, что-то нашла сама хозяйка. Посуду Екатерина и Ирина попросили сделать на заказ, а текстиль нашли на небольшой фабрике в Царицыно, где ткут красивые льняные полотна. Вот так благодаря слаженной работе четырех женщин и хорошо осознающей свои желания заказчице получилась квартира в стиле, который они единогласно назвали oriental loft.

Хозяйский санузел. Сантехника, Kohler и Villeroy & Boch; тумба, Teak House; душевой поддон из тика, Antonio Lupi. Стеклянная перегородка сделана на заказ по эскизам архитектора Татьяны Смирновой. Стена из растений сделана компанией Florista.

Гардеробная сделана по эскизам дизайнеров компанией “Ателье мебели Сергея Карташова”.


admin

Нет описания. Пожалуйста, обновите свой профиль.

ОТВЕТИТЬ