Дом из архитектурного бетона в поселке “Миллениум Парк”

Запись от:admin Опубликовано:Май 7,2021

Во время строительства этого дома Александра Хелминская-Леонтьева освоила редкую для России технологию работы с архитектурным бетоном.

Дом в подмосковном поселке “Миллениум Парк” сперва обращает на себя внимание необычной формой — современная архитектура в наших широтах по‑прежнему встречается не так часто, как хоте­лось бы. Здание, которое придумала и по­строила Александра ­Хелминская-Леонтьева, состоит из двух объемов. Нижний — в форме буквы Г, развернутой навстречу соседней роще и ру­чейку. В нем, как водится, находится общественная зона плюс спа и бас­сейн. Второй этаж, который занимают четыре спальни с ванными и гардеробными, проще и напоминает сплющенный кубик, но выделяется обшивкой. Рейки сделаны из дерева Kebony Wood — путем спецобработки оно получает прочность, сопоставимую с тиком. Для большей живописности рейки чередуются с металлическими вставками.

Второй этаж образует навесы, под одним из которых устроили террасу. Дерево, Kebony Wood; окна Keller Minimal Windows, Ergohaus.

Впрочем, для самой Александры проект стал прорывным не из-за формы здания или ­экспериментов с деревом. Главное — это фасад из архитектурного бетона. Чтобы понять, в чем тут вызов, — небольшой курс материаловедения. В отличие от обычного, архитектурный бетон обладает большей плотностью, не пропускает воду, поэтому годится для отделки фасада, чем активно пользуются современные европейские архитекторы. В южных странах технология такая: сперва ставят остов здания из обычного бетона, а сверху льют архитектурный, который образует на поверхности монолитный панцирь. В странах с холодным климатом между двумя видами бетона кладут утеплитель, и, как говорит Александра, это сильно усложняет задачу.

Вход в дом. Рисунок из линий на фасаде отлит по матрицам, Reckli. Причем рельефные и гладкие участки отлиты как единое целое. В этом месте поначалу хотели сделать перголу и устроить под ней уличную столовую, но в итоге переиграли все в пользу японского сада.

Готовясь к стройке, она решила посоветоваться с российскими коллегами, но без особого успеха: одни утверждали, что архитектурный бетон в России вообще не используется, другие не горели желанием ­делиться опытом. ­Пришлось буквально учиться на своих ошибках. К примеру, оказалось, что качество поверхности зависит от технологии заливки. “Надо лить небольшими участками”, — рассказывает Александра. При этом она еще усложнила задачу, сделав часть поверхности рельефной, — для этого заказали особые матрицы из ­Германии.

Каминная зона 150-метровой гостиной. Шезлонг по дизайну Рэй и Чарлза Имз, Vitra; картина Жанны Мански; ковер, MarkPatlisStudio; камин, JC Bordelet; светильник, Davide Groppi.Внутренняя отделка стен продолжает рисунок фасада, но это уже не бетон, а панели из МДФ. Под лестницей кашпо, Sphagnum, и растения, Tania Botanica.

Но прежде чем лить, бетон надо произвести — это не тот материал, который продается в готовом виде. “Универсального рецепта нет, — рассказывает Александра. — Сперва мы пришли в лабораторию, которая разработала состав нашего бетона, а потом нашли производителя как можно ближе к стройке”. Из-за высокой ­плотности архитектурный бетон застывает очень быстро, и долгие путешествия ему противопоказаны.

Одна из спален. Кровать застелена постельным бельем, Marki Home; ковер, MarkPatlisStudio; светильники, Vibia. Ванна, Laufen; смесители, Fantini; светильник, Vibia, керамогранит, Cerim; растения, Tania Botanica.

Вся эта непростая история случилась благодаря заказчику. Это их второй совместный проект. Заказ на первый дом Александра, в то время сотрудница бюро SPEECH, получила, когда ей не было и три­дцати лет. Но одно дело — получить, а другое — выполнить, сделав все ка­чественно и быстро. “Чем быстрее строится дом, тем он выгоднее”, — говорит ­Хелминская-Леонтьева, которая справилась с прошлым домом всего за десять месяцев. Несколько лет спустя он был продан намного дороже, чем было в него вложено. Это стало серь­езным аргументом в пользу экспериментов с бетоном. “Мы не понимали, насколько будет сложно, а когда по­няли, отступать было уже некуда”, — признается Александра.

Для колонн в бассейне тоже использован архитектурный бетон. Стеклянные окна бассейна можно раскрыть.

Зато, как только дом был готов, сразу образовалась очередь из жела­ющих его купить. “Современной частной архитектуры мало, и такие дома сразу “улетают”, — говорит Александра. Но заказчик, который поначалу рассмат­ривал вариант с продажей, не хочет расставаться с новым домом — и его легко понять.

Отсутствие лишних перемычек у окон — отдельная сложность, но, по мнению Александры, для современной архитектуры это принципиально.


admin

Нет описания. Пожалуйста, обновите свой профиль.

ОТВЕТИТЬ